Поиск по сайту

Автор - marimouse.livejournal.com

Шла позавчера домой, стараясь не расплескать чувства. Потому что редко ощущаешь что-нибудь подобное. Моноспектакль Максима Аверина открывал ХII Чеховский книжный фестиваль.
- Публика должна быть влюблена.

Мне кажется, это не просто любовь, это что-то другое: более объемное, очень настоящее.
Как будто пыльную пленочку стерли с нашего бытового мира, нарушили выстроенные скучные дорожки привычных планов.

Я уверена, что все в зале стали лучше и красивее на эти два часа, потому что невозможно, переживая такие ощущения, оставаться прежними.
Нынче не ценят стихов, не любят их издали, стесняются сентиментальности, не верят в чувства, о которых они говорят, не верят и самим себе. 
С первой минуты зал вовлекли в движение давно забытого, знакомого каждый день и каждому, лучшего в нас.
Невозможно было оторвать глаз, нельзя было что-то прослушать и пропустить, настолько органично тексты перетекали в ощущения, осязание; смешное горчило, горькое усмехалось, зрители переходили от радости - к потере, от привычного - к тонкому, от страсти к чему -то совершенно чудесному, которое спугнуть - ни-ни, нельзя же!

Переватывало дух, перехватывало горло от любви и нежности, от открытого настежь пространства чуда.
Тем временем актер вел, играл на нас, как на слаженном оркестре. А сам он далеко не играл. Он там просто жил, под софитами, жил, как будто последний раз, на полную катушку.
Максим всё время был в движении: сыпал блестки, отрывал лепестки желтой розы, и расплескал воду из бокала, когда умер герой Давида Самойлова. Он рисовал себе лицо грустного клоуна, и стирал его влажными салфетками, переходя к новой роли. Просто надев красную перчатку, построил образ прекрасной незнакомки рядом собой. Мы верили безоглядно.
Это был не один спектакль, это был концентрат, сплетение многих спектаклей и жизней - актера, чужих и наших. Слова Рождественского, Маяковского, Вертинского, Пастернака, Аронова, живые, искренние - они были о нас, об актере, а не о неведомых и далеких персонажах.

Он напомнил нам об ушедших артистах, о том, что ценно жить сегодняшним днем, а мне было удивительно - ведь он проживает всё это раз за разом по-настоящему, как?
И у зеркала в фойе женщины украдкой вытирали поплывшую тушь, а мужчины...У них никогда ничего не плывет, они же сильные. Но где-то по настоящему глубоко нежные и ранимые, наши замечательные мужчины.
И Максим взял, и вытащил это наружу. Запросто.

фото: instagram.com/yuriypoluboyarov/