Поиск по сайту

Автор - irinatag.livejournal.com

Второй день подряд, без малейшей передышки на море уныло завывает и мощно задувает угрюмый осенний норд-ост, безжалостный северо-восточный ветер, выгоняющий остатки воды из и без того мелкого Таганрогского залива.

Он безоговорочно отменяет на неопределённое время все мои нехитрые радости: велосипед, ролики, плавание, из всех видов спорта оставляя мне только переводы с итальянского. Всё равно я обязательно спускаюсь с собакой к морю, поскольку только этот холодный, мощный, безжалостный ветер обладает удивительным даром переносить меня в обжитое с детства, надышанное, как матовый кружок на стекле, усердно начитанное, как будто страстно намоленное пространство XIX века, прямиком на пустынное диккенсовское побережье, вдоль которого тихо бредут его герои, охваченные тоской, сожалением или погруженные в воспоминания.

Как почувствовал и написал в своём "Диккенсовском цикле" племянник бедного философа, поздний отпрыск знаменитой семьи, которому так не повезло жить в XX веке:
Нет, не надо жертв бесцельных!
На песке морском простёрт,
Меж обломков корабельных,
Ты лежишь, прекрасный лорд.

Я тихо брожу по обнажившемуся морскому дну, сочувствуя своей верной собачке, пробирающейся вслед за мной по острым камням. Кроме меня, порывы ледяного ветра завихряются только вокруг одинокого стяжателя с металлоискателем, надеющегося отыскать в обнажившемся иле золотые сережки, кольца, цепочки или крестики, оброненные летом на мелководье отдыхающими, да пары, лихо рассекающей по морскому дну, аки по суху, на квадроцикле.